Экономика, 28 мар 2022, 14:53

ЕС расширил санкции в отношении России за счет «правила 50%»

Теперь компании с несколькими подсанкционными акционерами оказались под угрозой заморозки активов
ЕС вслед за США начал применять «правило 50%», подразумевающее суммирование долей подсанкционных лиц в компании для отнесения последней к объектам санкций. Потенциально это может расширить действия ограничений против России
Читать в полной версии
(Фото: Sean Gallup / Getty Images)

Еврокомиссия представила разъяснение, по которому компания, большинство акций (долей) которой совокупно принадлежат двум или более подсанкционным лицам, даже если ни один из них не владеет более 50%, считается находящейся под санкциями. В США санкционное «правило 50%» действует с 2008 года, но в Евросоюзе в общем случае оно не применялось.

«Необходимо смотреть на совокупное владение компанией. Если одно лицо из санкционного списка владеет 30% компании, а другое подсанкционное лицо — 25%, то такая компания должна рассматриваться как находящаяся в совместной собственности и под совместным контролем подсанкционных лиц. Соответственно, сделки с такой компанией могут считаться косвенным предоставлением активов и экономических ресурсов лицам из санкционного списка», — указано в разъяснении.

В общем случае ограничительные меры ЕС запрещают европейским компаниям и банкам любую экономическую активность с подсанкционным лицом и подконтрольными ему бизнесами.

Значение для России

С конца февраля ЕС внес в санкционный список, подразумевающий заморозку активов в Европе, около 20 крупнейших российских бизнесменов, включая Геннадия Тимченко (состояние по оценке Forbes на 25 марта — $17,6 млрд), Алексея Мордашова ($17,4 млрд), Андрея Мельниченко ($15,1 млрд), Алишера Усманова ($13,2 млрд), Михаила Фридмана ($12,3 млрд), а также Романа Абрамовича, Алексея Кузьмичева, Петра Авена, Александра Пономаренко, Дмитрия Пумпянского и др. Некоторые из них совместно владели компаниями, так что бизнес потенциально попадал под новое правило ЕС. Например, до середины марта Фридман, Авен, Хан и Кузьмичев владели в совокупности около 83% в холдинговой компании ABH Holdings S.A. (контролирует почти все акции Альфа-банка), однако ни у кого из них не было более 33%.

Всего по состоянию на 27 марта в санкционном списке ЕС, подразумевающем заморозку активов, находятся 877 физических лиц и 62 организации, причастных по определению ЕС к «подрыву территориальной целостности и суверенитета Украины», следует из данных Еврокомиссии.

В США схожее правило предусматривает, что если, например, лицо под санкциями владеет 51% компании A, а другое лицо под санкциями — 51% компании B, и компании A и B в совокупности владеют хотя бы 50% компании C, то последняя тоже будет считаться находящейся под санкциями (несмотря на то что эффективная доля подсанкционных лиц в компании C не превышает 25,5%). Однако Еврокомиссия не разъясняет этот вопрос (РБК направил запрос представителю брюссельского органа). Периодически ЕС будет обновлять свои разъяснения по порядку применения санкций, указывает Еврокомиссия.

Отдельный вопрос Еврокомиссия рассматривает применительно к абстрактной ситуации в банковском секторе. Оцениваются последствия положения, при котором «двое лиц считаются совместно контролирующими активы и экономические ресурсы банка, включенного в Приложение XII [к соответствующему закону ЕС об антироссийских санкциях], поскольку они являются основными акционерами группы, к которой принадлежит этот банк». В указанное приложение входят Альфа-банк, «Открытие», банк «Россия» и Промсвязьбанк (европейцам запрещено приобретать акции или облигации этих банков, выпущенные после 12 апреля 2022 года). В настоящее время миллиардеры Михаил Фридман и Петр Авен, попавшие в европейский санкционный список, остаются акционерами холдинговой компании ABH Holdings (Люксембург, «Альфа-Групп») — им принадлежит на двоих около 45,3% ABH. Крупнейшим акционером ABH Holdings 14 марта с долей почти 41% стал Андрей Косогов, который не находится под санкциями ЕС.

В европейских санкциях основаниями для ограничений являются не только «собственность», но и «контроль». Отношение контроля в отдельных случаях может быть установлено, даже если лицо владеет менее 50% акций. Общие критерии подконтрольности включают полномочия по назначению или снятию большинства членов правления или наблюдательного совета, использование части или всех активов компании, принятие на себя финансовых обязательств компании, осуществление влияния на корпоративную стратегию, бизнес-планы и т.д. Такие определения не исключают, что европейские контрагенты и операторы станут проверять, не осуществляют ли Фридман и Авен совместный контроль над «Альфа-Групп», пусть даже им и не принадлежит большинство акций холдинга.

Еврокомиссия указывает, что «если контроль над банком установлен, то можно считать, что все активы банка контролируются подсанкционными лицами, а значит, средства или экономические ресурсы, предоставляемые в распоряжении банка, дойдут до подсанкционных лиц», поэтому активы такого банка должны быть заморожены. Вместе с тем банк может обеспечить разморозку некоторых или всех своих активов, если покажет, что эти активы на самом деле не контролируются лицами под санкциями, добавляет Еврокомиссия.

В пресс-службе Альфа-банка заявили РБК, что санкции против акционеров банка не распространяются на Альфа-банк. «Согласно критериям европейского регулирования, Михаил Фридман и Петр Авен не осуществляют контроль над ABH Holdings S.A. Доля их совместного владения не превышает 50%. Также г-н М.Фридман и г-н П.Авен ушли в отставку с постов директоров ABH Holdings S.A. Альфа-банк уведомил Банк России о прекращении полномочий М.Фридмана и П.Авена в качестве членов совета директоров Альфа-банка», — сообщили в Альфа-банке.

Британская версия правила

Одновременно свою интерпретацию «правила 50%» опубликовало Управление по имплементации финансовых санкций Великобритании (OFSI), заявив, что в отличие от Евросоюза и США не будет просто суммировать доли подсанкционных лиц и смотреть, превышает ли совокупная доля 50%. Даже если лица, находящиеся под британскими санкциями, в совокупности владеют более половины акций (притом что каждому из них принадлежит менее 50%), на такую компанию не будет по умолчанию распространяться заморозка активов, указывает ведомство. Для этого понадобится выполнение отдельного условия — «взаимные договоренности» сторон о совместном использовании долей (например, о голосовании в унисон) или структура, при которой один такой акционер контролирует голоса другого.

«На практике можно ожидать, что компании, большинство долей которых принадлежат подсанкционным лицам, будут по отдельности добавлены в санкционный список. Однако если этого не происходит, тест OFSI на владение и контроль, судя по всему, представляет собой ключевую и довольно неожиданную лазейку для того, чтобы вывести некоторые активы подсанкционных лиц из-под заморозки», — указывает в комментарии юридическая компания Greenberg Traurig. Тем не менее ее юристы не исключают, что часть специалистов в области комплаенса будут игнорировать интерпретацию OFSI и фактически применять обычное «правило 50%» и в британской юрисдикции.

Pro
Зарплата программиста 1C в России доходит до ₽500 тыс. Как им стать
Pro
Dyson, Cirque du Soleil, Apple — в чем секрет их конкурентных преимуществ
Pro
Возвращение Alibaba: что изменилось в стратегии китайского онлайн-гиганта
Pro
Когда сделка между взаимозависимыми лицами вызовет интерес ФНС
Pro
Как «продать» CRM-систему своему отделу продаж
Pro
В чем риск покупки нескольких квартир у одного застройщика по ДДУ
Pro
«Лучшая сделка за 30 лет карьеры». Почему цены на медь бьют рекорды
Pro
Привычка к счастью: 4 способа заметить хорошее в своей жизни