Финансы, 26 мая 2023, 15:00

ЦБ оценил масштабы ухода иностранных компаний и его последствия для рубля

Регулятор допускает, что вывод валюты усиливает влияние на курс
За год нерезиденты провели 200 сделок по продаже российских бизнесов, из них 5 с чеком более $400 млн. Их уход повышает долговую нагрузку покупателей, увеличивает риски банков, а также может давить на валютный рынок, считают в ЦБ
Читать в полной версии
Фото: Сергей Фадеичев / ТАСС

С начала кризиса, с марта 2022-го по март 2023 года, иностранные инвесторы совершили около 200 сделок по продаже своих российских активов, сообщил в обзоре Банк России.

Объем таких продаж ЦБ не раскрыл, но указал, что 20%, или 40 сделок, были связаны с выходом нерезидентов из крупных активов, каждый из которых оценивался более чем в $100 млн. С октября 2022-го состоялось пять сделок со средним чеком выше $400 млн, уточнил регулятор.

После начала российской военной операции на Украине и западных санкций многие иностранные компании объявили о намерении свернуть бизнес в России, продать активы или перестать инвестировать. В ответ власти ввели особый порядок регистрации таких сделок для нерезидентов: они могут состояться только с разрешения специальной профильной подкомиссии при правительстве. В августе президент Владимир Путин подписал указ о запрете сделок «на выход» в сфере финансов и ТЭК без особого распоряжения президента.

По расчетам Bloomberg, в 2022 году иностранные компании, покинувшие Россию, продали активы на $15–20 млрд. Агентство AK&M оценивало объем таких продаж в $16,31 млрд в прошлом году.

Какие риски создал уход иностранцев

Как отмечается в обзоре, российские потребители «испытали влияние» ухода с внутреннего рынка крупных иностранных компаний из сферы общественного питания, а также розничной торговли одеждой, мебелью и бытовыми товарами. «Это, в свою очередь, негативно повлияло на рынок коммерческой недвижимости», — указывает ЦБ.

По оценкам Сбербанка, в декабре прошлого года оборот торговли в 7,8 тыс. ТЦ в России составил 388 млрд руб., что на 4,7%, или 19 млрд руб., ниже уровня декабря 2021 года. Основной вклад в снижение внес уход иностранных брендов (минус 16 млрд руб.), следует из данных сервиса «СберИндекс», представленных главным аналитиком «Сбера» Михаилом Матовниковым на Всероссийской банковской конференции 25 апреля.

В целом ЦБ считает, что сделки нерезидентов по продаже российских активов имеют повышенные риски.

  • Во-первых, смена собственника в отдельных случаях приводит к «полной перестройке бизнес-модели приобретаемой компании».

Речь идет о ситуациях, когда компании приходится менять цепочки кооперации, если раньше они строились на взаимодействии с контрагентами из недружественных стран и зависели от иностранных поставок. Чтобы снижать такие риски, правительственная подкомиссия до одобрения сделки изучает «различные аспекты функционирования бизнеса в будущем».

«Приоритет отдается покупателям, имеющим профильный опыт работы в соответствующей отрасли, а также ведущим бизнес в смежных отраслях», — отмечает ЦБ. В обзоре также упоминается, что власти изучают планы новых собственников по развитию приобретенного бизнеса и устанавливают KPI (ключевые показатели эффективности) для них.

Впрочем, риски смены бизнес-моделей после ухода иностранцев регулятор считает ограниченными. В обзоре говорится, что значительная часть таких сделок предполагает сохранение необходимых лицензий, патентов и поставок сырья, материалов, комплектующих. Многие нерезиденты при выходе их активов «оставляют себе возможность вернуться», например соглашения предусматривают соответствующие опционы.

  • Продажа активов иностранцами повышает долговую нагрузку корпоративного сектора.

Многие подобные сделки финансируются за счет банковских кредитов покупателям, а сами проданные компании, как правило, лишаются более дешевого внутригруппового финансирования от материнской структуры-нерезидента. «Все это может приводить к дополнительным рискам для банков. Важно, что данные риски могут накапливаться и впоследствии проявиться сильнее», — говорится в обзоре. ЦБ, однако, не раскрыл, какой объем кредитов выдали российские банки на финансирование сделок по покупке активов ушедших иностранных инвесторов.

По оценкам Банка России, на 1 апреля долговые обязательства российских нефинансовых компаний составляют 45 трлн руб. по рублевым банковским кредитам и $119,4 млрд — по валютным, еще 9,4 трлн руб. приходится на выпущенные облигации. Долг этой группы клиентов перед нерезидентами на начало года был на уровне 13,7 трлн руб. Хотя доля проблемных ссуд, выданных крупным компаниям, низкая — всего 4,7%, у отдельных заемщиков начинают появляться сложности с обслуживанием долгов, указывает ЦБ.

«В частности, в первом квартале 2023 года начала расти просрочка по кредитам сырьевым и строительным компаниям», — говорится в обзоре. Регулятор также отмечает, что каждый пятый кредит крупному бизнесу, попавший под реструктуризацию после начала кризиса в прошлом году, банки реструктурировали повторно.

Большинство сделок иностранцев по продаже активов в России действительно финансировались за счет заемных средств, говорит управляющий партнер аудиторско-консалтинговой компании ФБК Борис Яценко: «Если взять оценку, что объем продаж иностранных активов составил $15–20 млрд, то на кредиты могло приходиться не более 60–70%, или не более $14 млрд в абсолютном выражении. Относительно портфеля корпоративных кредитов российских банков в прошлом году это немного».

По словам эксперта, такой способ финансирования мог быть предпочтительным в ситуации быстрого выхода на сделку. Кроме того, покупка на заемные средства позволяет покупателю «повысить доходность».

«Например, приобретается прибыльный бизнес с нулевой или низкой долговой нагрузкой, можно купить его в долг, а сам долг повесить на актив, таким образом эффективная доходность на собственный капитал для покупателя будет выше. Это так называемые LBO-сделки (англ. leveraged buyout — выкуп за счет кредита. — РБК)», — объясняет Яценко.

Он соглашается, что продажа активов иностранцами может повышать долговую нагрузку корпоративного сектора, но считает эти риски незначительными.

«Все-таки покупатели — это в основном крупные, устойчивые компании и фонды. Не думаю, что такие сделки сильно увеличивали их закредитованность. [...] Риски роста долговой нагрузки как покупателей, так и проданных компаний не драматические», — заключает управляющий партнер ФБК.

  • Расчеты с нерезидентами давят на валютный рынок.

Как отмечается в обзоре, выплаты продавцам осуществляются в валютах недружественных стран, в новых условиях санкций это может вызвать «всплески волатильности на валютном рынке». Пока этот фактор не был ключевым, но в этом году его влияние может усилиться, предупреждает регулятор.

Как уход иностранных компаний мог повлиять на рубль

В начале апреля рубль начал резко слабеть к основным валютам — доллару и евро. 7 апреля курс на пике достигал 83,45 руб. за доллар. 4 апреля «Коммерсантъ» сообщил, что российские власти одобрили сделку по продаже доли британской Shell в проекте «Сахалин-2» НОВАТЭКу. Пакет оценивался в 94,8 млрд руб. Как писал Bloomberg, эта информация могла оказать давление на курс рубля: для сделки потребовалось конвертировать большую сумму, что создало повышенный спрос на валюту. Опрошенные РБК аналитики тоже называли эту версию, но упоминали и другие факторы, которые могли оказать влияние на валютный рынок. В ЦБ и Минфине призывали не переоценивать эффекты от сделок иностранцев «на выход».

«Фактически мы имеем дело с рынком, который стал низколиквидным, — маленькие сделки способны сильно двигать курс», — отмечал на конференции 25 мая Матовников. По оценке главного аналитика Сбербанка, на начало этого года объем высоколиквидных валютных активов в банковском секторе составил $52,5 млрд, на 19,3% больше, чем до кризиса. «Однако $10 млрд — это кеш, который не участвует на внутреннем валютном рынке, почти половина из оставшегося — на счетах иностранных банков за границей, которые не участвуют на внутреннем валютном рынке. Внутренний [валютный] рынок на самом деле стал радикально маленьким», — описывал он проблему. В такой ситуации даже «жалкие $1,5 млрд», которые потребовались для расчетов с Shell, «не получилось купить в достаточном количестве в долларах и евро на рынке, компания была вынуждена купить половину свободных юаней, которые были на рынке, запустив тем самым нынешний кризис юаневой ликвидности», рассказал Матовников.

Банк России уделяет «отдельное внимание» контролю рисков, связанных с волатильностью на валютном рынке в результате сделок нерезидентов «на выход». «Покупателям рекомендуется равномерно распределять приобретение валюты на внутреннем валютном рынке», — указал регулятор в обзоре. Ранее Путин поручил до 1 июня установить ежемесячный лимит в размере $1 млрд на покупку валюты резидентами в России в случае сделок с иностранными компаниями.

Pro
Тихое увольнение: как проявляется и каким образом исправить ситуацию
Pro
Не дать промотать наследство. Как личные фонды помогут сохранить активы
Pro
Двери закрываются: как санкции против Белоруссии меняют транзит товаров
Pro
«Фонари» и фейковые сайты: опасные схемы мошенничества риелторов в Сочи
Pro
Как новые санкции ЕС отразятся на расчетах с контрагентами в криптовалюте
Pro
Родители в Европе повально запрещают гаджеты для детей — Fast Company
Pro
«Волк в кашемире»: как ведет дела глава империи роскоши LVMH Бернар Арно
Pro
«Установки на деньги»: меняем негативные на позитивные реалистичные