Коронавирус в Калининграде и у соседей, 17 ноя 2020, 13:24

«Будет хуже»: профессор МГУ — о влиянии пандемии на экономику региона

Читать в полной версии
Фото: РБК Пермь

Из-за пандемии в промышленности Калининградской области наступил сильный кризис, а безработица превысила общероссийские показатели. Об этом в интервью порталу «Руград» рассказала профессор МГУ, специалист в области социально-экономического развития регионов, директор региональной программы Независимого института социальной политики Наталья Зубаревич. РБК Калининград приводит самые интересные выдержки из него.

Об итогах года

«В промышленном производстве Калининградской области сильный кризис: спад на 9 % в январе — сентябре 2020 года по сравнению с тем же периодом 2019 года. Сильнее всего посыпался автопром из-за резкого снижения платежеспособного спроса на автомобили, да и в судостроении проблемы. Динамика области намного хуже средней по стране (– 3 %). Инвестиции за тот же период сократились в области на 7 %, это также хуже средней динамики по стране. Однако удалось увеличить ввод жилья на 20 %, регион остается привлекательным для мигрантов и местных жителей, спрос на жилье значительный, а миграционный приток в область сохранился».

О безработице

«Новый эффект кризиса 2020 года — сильнейший рост уровня зарегистрированной безработицы: в целом по стране — в 5,5 раза с марта по сентябрь, в Калининградской области — в 8,5 раза (с 0,8 % до 6,9 %). По динамике зарегистрированной безработицы Калининградская область стала чемпионом роста в СЗФО. За пособиями пошли в службы занятости и уволенные из промышленности, и потерявшие работу в секторе рыночных услуг, и занятые в неформальном секторе».

«Уровень зарегистрированной безработицы в области действительно высокий, но перспективы зависят от политики федеральных властей: от правил регистрации (ужесточат или нет), сохранения пособий на уровне прожиточного минимума. Федеральная власть хочет снизить издержки и меньше платить безработным. Поживем — увидим…»

О доходах

«По данным Федерального казначейства за январь – сентябрь 2020 года, доходы консолидированного бюджета Калининградской области сократились на 3 % к тому же периоду 2019 года. При этом налоговые и неналоговые доходы — то, что регион сам зарабатывает без учета федеральной помощи, — выросли на 3 %. Налог на прибыль, хотя он совсем не главный для области, вырос на 10 %, НДФЛ — на 6 %, а налоги на малый бизнес просели на 2 %. В целом динамика выглядит неплохо, но нужно понимать, за счет чего живет бюджет Калининградской области. Уровень его дотационности чрезвычайно высок: 56 % в январе – сентябре 2020-го, в предыдущие три года — до 60 %».

О федеральной помощи

«Из федерального бюджета область получает огромный трансферт на поддержку Особой экономической зоны (ОЭЗ), но он начал сокращаться. Придется адаптироваться к снижению поддержки региона из федерального бюджета, хотя это болезненно. В январе – сентябре 2020 года область получила на 4,5 млрд руб. трансфертов меньше, в будущем будет хуже»

«Можно сказать просто: область уже не приоритет для федералов, на вас будут экономить в ближайшие годы. Извините за прямоту. <...> Уровень дотационности Калининградской области в 2019 году — 58 % от всех доходов ее бюджета. Что-то нужно объяснять или всё уже понятно? Без федеральной помощи ваша Особая зона не выживет точно».

О прогнозах

«Никто не знает, что будет в 2021 году. Самый правильный ответ: делай что должно (снижай издержки), и будь что будет (авось повезет). Самое главное — наращивать компетенции и биться за долю рынка. И при этом сохранять здоровье».

Pro
Новое оружие Трампа: что будет с биткоином после выборов в США
Pro
Чем бережливость бэби-бумеров грозит мировой экономике — The Economist
Pro
Карта управленца: как мотивировать сотрудников на разных этапах карьеры
Pro
Надо ли компаниям кормить своих сотрудников. Отвечают эксперты Гарварда
Pro
17 ошибок мышления: узнайте, как избежать ментальных ловушек
Pro
«Кандидаты не доходят»: что не так в массовом подборе и как все исправить
Pro
Как объединить в рабочую команду Провидца, Героя, Зодчего и Ремесленника
Pro
Сплетни на работе: кому они вредят в первую очередь — The Economist