Санкт-Петербург и область, 04 янв 2023, 12:02

В Петербурге — скачок промышленного производства. Как это объяснить?

2022 год принес не только падение, но и резкий взлет ряда отраслей петербургской промышленности. Эксперты связывают это с военными заказами и импортозамещением, но не уверены в длительном росте преуспевших сегментов
Читать в полной версии
Фото: Пименов Роман/PhotoXPress.ru

Вплоть до конца осени Росстат фиксировал снижение промышленного производства в Петербурге, как и в России в целом, по сравнению с аналогичными месяцами 2021 года. Темпы этого снижения нарастали: если в августе петербургский индекс промышленного производства (ИПП) был ниже показателя августа 2021 года на 7,4%, то в сентябре аналогичная разница составляла уже 12,3%, а по сравнению с августом 2022 года сентябрьский ИПП снизился на 7%. В октябре, однако, статистика зафиксировала ощутимый скачок: по сравнению с сентябрем 2022 года ИПП вырос на 7,6%, а с октябрем 2021 года — на 12,4%. Данные по итогам года будут не ранее конца января, но судя по осенним цифрам, к концу 2022-го промышленность Петербурга начала восстановление.

Специфика Петербурга

Петербургская промышленность весь год сохраняла положительную динамику — рост хоть и серьезно замедлялся, но не ушел в минус. По уточненным данным Петростата, индекс промпроизводства за январь—сентябрь 2022 года составил 101,8% — против 107,3% за январь—сентябрь 2021 года. То есть, рост промышленности замедлился в четыре раза. В октябре негативная тенденция начала замедляться — петербургский ИПП за январь—октябрь составил уже 102,8% (против 107,2% в 2021 году), а за январь—ноябрь — и вовсе 104,7% (в 2021 году — 107,1%). Статистические данные демонстрируют более энергичную динамику промышленности в Петербурге, чем в России в целом — в городе она падала сильнее, но и восстанавливалась быстрее.

Отличаются промышленные показатели Петербурга и от Ленобласти, где общая положительная динамика (ИПП за период с января 2022г) уже в июле сменилась на отрицательную и продолжила падение с увеличивающейся скоростью вплоть до декабря.

Впрочем, по мнению экспертов, опрошенных РБК Петербург, в контексте ситуации нескольких последних лет промышленная динамика 2022 года не столь драматична. Сравнение нынешних параметров с данными за 2021 год, которое приводит Росстат, не очень показательно. «2021 год — это период постпандемийного восстановления, так называемый статистический выброс, с ним вообще нельзя сравнивать ситуацию этого года», — утверждает профессор кафедры экономики и управления предприятиями и производственными комплексами Санкт-Петербургского государственного экономического университета (СПбЭУ) Елена Ткаченко. Она считает, что корректнее сравнивать с 2019 годом, предшествующим коронакризису. Примерно такое же мнение высказал и президент Санкт-Петербургского филиала НИУ ВШЭ Александр Ходачек: «Конечно, надо сравнивать со средними показателями нескольких предшествующих лет». В «доковидные» годы и в Петербурге, и в Ленобласти рост ИПП находился на уровне 4-5%. Это выше, чем сейчас, но все же ниже показателей 2021 года.

Также, по мнению экспертов, не стоит переоценивать неожиданно положительные данные за октябрь и ноябрь. «Рост в октябре и ноябре произошел, скорее, по стандартным, в конце года, финансовым причинам: надо закрывать контракты, завершать освоение госбюджета и т.п.», — считает профессор кафедры финансов и учета СПбГУ Елена Рогова. Впрочем, эксперт не исключает, что многие компании из разных отраслей (в том числе крупных) сумели к этому времени заместить выпавших поставщиков. Елена Ткаченко добавляет еще один, специфически петербургский, фактор: «В октябре наши судостроители спускали на воду построенные корабли — закрывали соответствующие заказы. В Петербурге всегда в таких случаях ИПП заметно вырастает». Кроме того, отмечает она, в октябре и ноябре заработали новые крупные предприятия (производство электроники концерна «Алмаз-Антей» на площадке бывшего Обуховского завода и др.), предприятия ОПК увеличили мощность.

Эксперт считает «взлетевшие» показатели октября и ноября признаком не столько восстановления промышленности к докризисному уровню, сколько ее адаптации (включая структурную перестройку производств) к новым условиям, вызванным санкционным давлением в 2022 году. Полноценное восстановление будет только тогда, когда начнется устойчивое развитие промышленности, а надежных признаков этого Елена Ткаченко пока не видит.

«Взлетевшие» показатели октября и ноября — признак не столько восстановления промышленности к докризисному уровню, сколько ее адаптации (включая структурную перестройку производств) к новым условиям, вызванным санкционным давлением в 2022 году, считает Елена Ткаченко.

Еще одной особенностью ситуации в Петербурге можно считать существенную неравномерность развития отраслей. На фоне снижения общих объемов промышленного производства в Петербурге существуют отрасли, которые не только не падают, но, наоборот, растут, причем, некоторые — довольно сильно.

Успешные и «провальные» отрасли

Уже в январе 2022 года «взлетели» два сегмента — производство кожи и изделий из кожи, а также производство бумаги и бумажных изделий. ИПП в каждой из этих отраслей вырос даже к январю «нетипичного» 2021 года в 2,3 раза. Хотя в самом начале 2022 года росли все отрасли промышленности, таких показателей не было больше ни у кого. В следующие месяцы началось снижение показателей практически у всех отраслей — некоторые ушли в минус. У «взлетевших» отраслей стали падать темпы роста, оставаясь, тем не менее, рекордно высокими. Так, ИПП в производстве кожи и изделий из кожи вплоть до ноября не опускался ниже 1,5 раз и только в ноябре его ИПП с начала года немного понизился — до 142,1%.

ИПП в производстве кожи и изделий из кожи вплоть до ноября не опускался ниже 1,5 раз и только в ноябре его ИПП с начала года немного понизился — до 142,1%.

Набирали обороты и другие отрасли. Так, в марте пошла в рост текстильная отрасль — ее ИПП за январь—март в 1,5 раза превысил аналогичный показатель 2021 года. В августе к рекордсменам добавилось производство одежды (ИПП в 1,8 раза превысил август 2021 года), чей ИПП к декабрю (за период январь—ноябрь) достиг уровня, в 2,2 раза превосходящего 2021 год.

Темпы других растущих отраслей были ниже, чем у рекордсменов (максимальный — 38,7% у мебели в ноябре), но все же выглядели вполне оптимистично. Например, производство «прочих транспортных средств и оборудования» выросло к декабрю на 22%. Помимо названных, заметный рост по итогам января-ноября 2022 года наблюдался в производстве резиновых и пластмассовых изделий (ИПП — 126,4%), в производстве прочей неметаллической минеральной продукции (ИПП — 117,6%), в металлургическом производстве (ИПП — 117,8%). Среди отраслей высокотехнологичного сектора отмечен рост в производстве лекарственных средств и материалов, применяемых в медицинских целях (ИПП — 119,1%). Высокий рост наблюдается в производстве пищевых продуктов (ИПП — 121,8%).

Такие результаты особенно заметны на фоне падения в целом ряде сегментов. Резкое падение к прошлогоднему декабрю произошло в сегменте «ремонт и монтаж машин и оборудования» (на 23,2%) и в «добыче полезных ископаемых» (на 29%). Катастрофическое, почти десятикратное, до 10,6%, падение ИПП за январь—ноябрь зафиксировано в сегменте производства автомобильного транспорта.

Резкое падение к прошлогоднему декабрю произошло в сегменте «ремонт и монтаж машин и оборудования» (на 23,2%) и в «добыче полезных ископаемых» (на 29%). Катастрофическое, почти десятикратное (до 10,6%), падение ИПП за январь—ноябрь зафиксировано в сегменте производства автомобильного транспорта.

Факторы роста

Рост в металлургии, производстве текстильных и медицинских изделий, бумаги, резиновых и пластмассовых изделий, прочей металлической и неметаллической минеральной продукции (например, композитной — на каски и бронежилеты) и в некоторых других сегментах произошел в значительной степени благодаря резкому увеличению военных заказов, считает Елена Ткаченко.

В то же время, и она, и Елена Рогова отмечают, что заметную роль в этих отраслях, а также в других, не связанных с военными заказами, сыграло импортозамещение. «Рост этих отраслей обусловлен сильным давлением спроса внутри России, который остался неудовлетворенным из-за ухода западных компаний», — считает Елена Рогова. «Некоторые предприятия, имевшие год назад коэффициент загрузки порядка 25% — 30%, сейчас загружены на 80 — 90%. Они относятся к секторам, где есть большая потребность в импортозамещении. У них были незадействованные мощности и сейчас они их загрузили для выполнения возросшего объема заказов», — говорит Елена Ткаченко. По ее словам, к таким секторам относится производство инструментов и оснастки, электрооборудования, комплектующих для электронной промышленности, производство одежды, изделий из кожи. Наибольшие темпы роста из-за импортозамещения она замечает в радиоэлектронной промышленности.

Результаты в этих секторах могли быть и выше — их рост сдерживается не объемом заказов, а производственными мощностями, которых, как правило, не достаточно.

Рост фармы

Ярким свидетельством роли импортозамещения для роста производства может, например, служить ситуация в фармацевтической отрасли. В Петербурге рост производства лекарственных средств и материалов, применяемых в медицинских целях, составил 19,1%, в январе-ноябре 2022 года по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. В Ленобласти рост фармы за этот же период составил 15,4%. Как подсчитали для РБК Петербург в аналитической компании RNC Pharma, всего в Северо-Западном регионе в январе-октябре 2022 году было произведено 306,3 млн упаковок готовых лекарственных препаратов — это примерно 8,9% от общего объёма производства лекарств в России. Рост к 2021 году составил 6,3% (в упаковках), что заметно выше среднего роста по России в целом (+3,1%).

В Петербурге рост производства лекарственных средств и материалов, применяемых в медицинских целях, составил 19,1%, в январе-ноябре 2022 года по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

Такой рост связан с увеличением мощностей производства петербургских компаний. Например, в прошлом году компания «Гротекс» (бренд Solopharm) открыла новый завод твердых лекарственных форм за 1,1 млрд руб., рядом с действующим предприятием по выпуску жидких лекарств. Он предназначен для производства шести препаратов собственной разработки на основе антител. Помимо этого, компания планирует начать строить ещё один отдельный завод в 2023 году.

Компания «Фармасинтез-Норд» в первом квартале наступившего года планирует ввести в эксплуатацию вторую очередь производства в ОЭЗ «Новоорловская». Также компания сообщила, что инвестирует 9 млрд руб. в строительство уже третьей очереди научно-производственного комплекса по разработке и производству лекарственных препаратов в ОЭЗ.

О расширении производства сообщил и генеральный директор НТФФ «ПОЛИСАН» Дмитрий Борисов: компания, по его словам, в 2022 году произведет порядка 30 млн упаковок, а в следующем году планирует нарастить выпуск в пределах 10% — до 32-33 млн упаковок. В рамках импортозамещения компания развивает производство субстанций на дочернем заводе «Полисинтез» в Белгороде; его производственные мощности в этом году были модернизированы.

Перспективы

Ситуацию в начинающемся 2023 году эксперты прогнозировать затрудняются — слишком много противоположных факторов. Впрочем, по сравнению с их оценками в сентябре, когда они считали большим успехом петербургской промышленности «выход в ноль» (сохранение ИПП за январь—декабрь на уровне 2021 года, то есть 100%), нынешние прогнозы звучат более оптимистично. Экспертов вдохновил начавшийся в октябре подъем промышленности (ИПП вырос с сентябрьского 101,8% до 102,8% в октябре и до 104,7% в ноябре). «Если в декабре сложилась благоприятная ситуация, то закончить 2022 год мы можем даже в плюсе», — говорит Елена Ткаченко. Правда, это вряд ли может произойти из-за сильно растущих сейчас отраслей, считают оба эксперта — их совокупный вклад в общий результат не настолько существенный. По этой же причине неочевидна их способность удержать наметившуюся в октябре общую положительную динамику, к тому же ситуация в экономике меняется сейчас не всегда предсказуемо. Но для самих этих отраслей — владельцев, акционеров компаний, их работников — положение дел видится весьма вдохновляющим, по крайней мере в ближайшей перспективе.

Насколько рост «взлетевших» отраслей будет устойчивым хотя бы в ближайшей перспективе зависит от ряда факторов. Сейчас, говорит Елена Рогова, многие предприятия все еще работают на запасах импортного сырья и комплектующих. Но они скоро закончатся. «Дальше все будет зависеть от того, насколько удастся эти запасы пополнять — либо параллельным импортом, либо российским импортозамещением, — считает эксперт. — Во многих отраслях быстро наладить импортозамещение очень затруднительно, а зачастую невозможно, и если не будут восстановлены импортные поставки, то у компаний в этих отраслях начнется спад». В зоне риска, в этом смысле, по мнению Елены Роговой, находится, например, производство одежды, поскольку вся фурнитура до сих пор импортная, как и красители для тканей. Насколько сильно это отразится на общих показателях «взлетевших» отраслей, сказать сейчас невозможно, считает эксперт, поскольку восстановлением поставок занимается не отрасль, а каждая конкретная компания по мере своих возможностей.

Успешное импортозамещение уже, по-видимому, произошло в производстве мебели, в строительной отрасли, так что динамика производства в этих отраслях от импорта уже практически не зависит и будет определяться другими факторами, главным образом платежеспособностью потенциальных покупателей. А с этим фактором могут возникнуть серьезные проблемы ввиду общего ухудшения экономической ситуации, говорят эксперты.

Продолжение роста в импортозамещающих отраслях пока в значительной мере зависит от скорости наращивания их производственных мощностей, которая обусловлена возможностями закупать дополнительное оборудование.

По словам Елены Ткаченко, продолжение роста в импортозамещающих отраслях пока в значительной мере зависит от скорости наращивания их производственных мощностей, которая обусловлена возможностями закупать дополнительное оборудование (или новое — для производства новых изделий). Это дело хлопотное, затратное и не быстрое, замечает эксперт. Кроме того, для работы на этом оборудовании нужен дополнительный персонал, который надо где-то найти и обучить, что тоже непросто в ситуации хронического дефицита кадров в промышленности, усиленного частичной мобилизацией. В силу всех этих обстоятельств наибольшего эффекта от импортозамещения Елена Ткаченко ожидает не по итогам 2022 года, а в течение следующих нескольких лет.

Pro
Скромность мешает найти работу: четыре совета, как ее преодолеть
Pro
США будут сдерживать рост цен на нефтяном рынке. Что будет с котировками
Pro
Уровень «бог»: каких маркетологов теперь ищут компании
Pro
Китай, США и Россия: чем различаются системы госзакупок этих трех стран
Pro
Два сильных топ-менеджера не сработались: как исправить ситуацию
Pro
Зачем JPMorgan и другие банки нанимают экс-агентов спецслужб — Bloomberg
Pro
«Влиятельная семерка»: кто может обогнать Маска в списке богатейших людей
Pro
До 390 тыс. руб.: сколько платят специалистам 1С в разных городах